История лечения Егора Ткачука, возраст 14 месяцев, рассказанная его мамой

История лечения Егора Ткачука, возраст 14 месяцев, рассказанная его мамой

Вот такие строки написала мама малыша Егора, который родился в апреле 2017 года, Галина Владимировна, по поводу лечения сына краниальными ортезами (шлемами). Мы разделили ее слова, высказанные ею до лечения, и после проведения лечения.

Те же самые существительные, глаголы, причастия и прочие части речи – но какая разница в смысле и настроении матери!
На снимке — бодрый малыш Егор.

Сбор средств на лечение Егора осуществлял «Русфонд», а фонд «Лицо Ребенка» помог в подготовке документов, организации консультаций и лечения ребенка.

До лечения

Для меня, моего мужа и нашего старшего сына Максима Егор стал сразу «своим», как-будто он был всегда с нами, он влился в нашу семью, в нашу жизнь моментально.
Максим просто обожает своего младшего брата, ждет с каждым месяцем его взросления. Но, как и в каждой семье, место радости и благополучия занимают и горестные моменты, и самое страшное – это болезни наших близких, особенно, если это наши дети.
Первые месяцы жизни Егор рос и развивался как обычный ребенок, он хорошо набирал в весе и в росте, но со временем мы заметили, что он не может поворачивать голову в левую сторону.

Мы стали «расслаблять» ее массажем, он помогал, но постепенно, а в это время у Егора шел рост головы, из-за сильного тонуса и невозможности поворота головы в левую сторону, он всегда спал только на правой стороне, каких только мер мы не предпринимали к правильному положению его головы, все было тщетно. Последствия столь долгого лежания на правой стороне привели к новой болезни – позиционной плагиоцефалии.

Видимый косметический дефект очень заметен и вряд ли пройдет самостоятельно, о чем неоднократно пишут столкнувшиеся с данной проблемой люди в интернете. Егор мальчик, данный дефект не скроешь под прической, да и в более взрослом возрасте у него могут возникнуть не только проблемы с интеллектуальным развитием, но и психологические – он будет стесняться сам себя, его могут за это «засмеять» другие дети…
Мы долго искали, как нам справиться с этой бедой. И вот, на консультации в ФГАУ «МНИЦН» им. ак. Н.Н. Бурденко врач нейрохирург для коррекции данной деформации порекомендовал нам лечение  краниальными  ортезами.

После лечения

После обследования и консультаций для Егора был избран метод лечения патологий строения черепа с помощью краниальных ортезов, проще говоря, шлемов. Эти шлемы изготовляются с целью направить развитие костей черепа головы в сторону выправления и нормализации выявленных врожденных отклонений.

Ношение первого «шлема» продолжалось 3 месяца. После чего мы обратились на консультацию к доктору Сатанину Л.А., который при осмотре сделал заключение, что дефект правой затылочной области у Егора минимален, разностояния ушных раковин тоже нет, а также нет и лобной асимметрии, в связи с чем показаний к дальнейшему лечению ортезами нет.

Эти слова были для нас, прямо сказать, как камень с души, хотя эффект от лечения был виден и нам тоже, до посещения врача.

При этом, когда мы одели «шлем»  ребенку в первый раз, я очень боялась и переживала за него, мне было жалко его, такого беспомощного в этом «шлеме»…
А Егор вообще никак не реагировал на шлем, он не  пытался снять его, не расчесывал голову, хорошо засыпал в шлеме, носил его, не снимая, 24 часа в сутки, в т.ч., и ночью, как и велел нам врач.

Голова ребенка стала выправляться прямо на наших глазах. За первый месяц почти исправилась лобная асимметрия, постепенно уходили и остальные дефекты, что радовало и нас, и Егора. Главное, как мы поняли, после лечения краниальными ортезами, процесс формирования и развития  головы ребенка стал правильным, как положено детям в своем возрасте.

За все это мы безмерно благодарны врачам, сотрудникам Благотворительного Фонда, людям, которые пожертвовали свои деньги и  помогли Егору и нам справиться с таким заболеванием! Спасибо за все!